Показать сообщение отдельно
Старый 17.06.2017, 17:32   #48
Sergey
Старожил
 
Аватар для Sergey
 
Регистрация: 12.05.2006
Адрес: Г.Брянск
Сообщений: 9,005
Sergey мозаика мираSergey мозаика мираSergey мозаика мираSergey мозаика мираSergey мозаика мираSergey мозаика мираSergey мозаика мираSergey мозаика мираSergey мозаика мираSergey мозаика мираSergey мозаика мира
ЮВЕНАЛЬНЫЕ ЧЕЛЮСТИ

Часть 1. В Башкирии семья добивается опеки над ребенком-инвалидом

Куюргазинском районе органы опеки лишили опекуна двенадцатилетней девочки-инвалида с пороком сердца временной опеки, а самого ребенка раньше положенного срока изъяли из лечебного санатория и направила в приют, сообщил корреспонденту ИА REGNUM активист общественной организации «Родительское Всероссийское сопротивление» (РВС) Артем Кирюхин.

Семья Панковых оформила опеку над девочкой после того, как ее мать была лишена родительских прав — она не занималась ребенком и вела асоциальный образ жизни, периодически пребывая в местах лишения свободы. В это время ребенк постоянно проживал и фактически воспитывался семейством Панковых — Оксаной и её мужем Евгением, вместе с тремя их собственными детьми.

Девочку из детского дома, куда ее поместили после лишения матери родительских прав, забрал родственник Оксаны, он оформил над ней опекунство. Сами Панковы тогда временно переехали с детьми в Казань. После смерти опекуна ребенка в августе 2016 года, Панковы сразу же решили оформить опеку над девочкой, после чего проживать всей семьёй в купленном ими доме в деревне Ямангулово.

Панковы собрали все необходимые документы, кроме одного акта жилищно-бытовых условий. За этим документом органы опеки Стерлитамака направили семью в органы опеки Куюргазинского района по месту жительства. В Куюргазинском р-не в органах опеки Панковых встретила старший специалист, начальник органов опеки Рушания Ибрагимова. Панковы объяснили свою ситуацию и попросили составить необходимый акт. Ибрагимова возмутилась, дескать, на каком основании Стерлитамак послал их к ней, в итоге направив их обратно в Стерлитамак.
После всех мытарств Куюргазинская опека всё-таки прислала своих специалистов, чтобы составить акт ЖБУ, который в последующем не был предоставлен Панковым сотрудниками органов опеки, как это установлено порядком. В актебыло сказано, что в доме у Панковых везде валяется хлам и т.п. Когда данный акт прочитали Панковым в Стерлитамаке, они возмутились и решили сразу обратиться в более высокую инстанцию — в администрацию муниципального района Стерлитамака. Там их приняла заместитель главы администрации по социальным вопросам Светлана Ибатуллина. Выслушав объяснение Панковых, Ибатуллина дала распоряжение, о выдачи им временной опеки на девочку сроком на 6 месяцев. После этого Стерлитамак сообщил в Куюргазинские органы опеки, что ребенок и её дело теперь направляется к ним.

Куюргазинские органы опеки в лице Ибрагимовой сразу вызвали Панковых к себе и сообщили им, что действия Стерлитамака по оформлению временной опеки незаконны. Основания для такого заключения органы опеки по требованию Евгения Панкова не предоставили. Произошел конфликт, после, которого Панковы обратились в Куюргазинскую прокуратуру с жалобой на Ибрагимову и действия местной опеки. Прокурор посоветовал им записаться на приём к главе администрации.

К главе администрации Панковых никто не пропустил, их направляли к нескольким заместителям, пока, наконец, они не попали к заместителю главы администрации по социальной и кадровой политике. Со слов родителей, Люция Хамитова вызвала Ибрагимову на разговор, после чего потенциальных опекунов заверили о беспрепятственном прохождении необходимой комиссии. Тогда Панковы в очередной раз собрали все необходимые документы и приходили на три комиссии подряд вместо одной из-за просрочки некоторых документов.

Во время прохождения одной из комиссии, опека решила направить ребенка к детскому психологу, чтобы выяснить, насколько девочка привязана к Панковым. 17 января Панковых направили в Муниципальное бюджетное учреждение МПЦ (молодежно-подростковый центр) «Самоцветы» в Кумертау. Там беседу с Дианой провел педагог-психолог Галина Давлеткильдина. Активистам РВС она пояснила, что провела диагностику ребенка по проективным методикам: «Кинетический рисунок семьи», «Два домика», «Лесенка» и беседовала с девочкой. «На момент обследования Диана была общительна, легко шла на контакт, выполняла предложенные задания, эмоциональный фон был положительный, внимание в меру активное, привлекаемое, переключаемое», — сказала психолог.

Она также пояснила, что рисунок девочки был яркий, жизнерадостный, доброжелательный, а семья на нем была отражена в полном составе. «В целом можно говорить о достаточно теплых и близких отношениях между членами семьи», — считает Давлеткильдина. В ходе беседы также выяснилось, что немаловажное значение для девочки имеет ощущение стабильности, и ребенок стремится жить в семье Оксаны и Евгения Панковых, которую она считает своей.

«В ответах ребенка обозначились спокойные, дружные взаимоотношения с взрослыми и детьми в семье, с разумными методами воспитания. По результатам обследования отношение несовершеннолетней к предварительному опекуну Панковой Оксане Владимировне и ее супругу Панкову Евгению Викторовичу диагностировалось как к эмоционально близким, значимым, главным взрослым. Интерпретация диагностического материала и ответы ребенка показали привязанность девочки к Панковой Оксане, ее супругу Евгению и их детям», — заключила специалист.

Заключение педагога-психолога Панковы передали в опеку, также были переданы положительные характеристики со школы, где училась девочка. В итоге началась очередная комиссия, и опека заявила, что нет справки о доходах. Панковы настаивают на том, что справка была ими предоставлена. Также не было учтено мнение ребенка в пользу Панковых. По окончанию комиссия сказала, что возьмёт время на изучение предоставленных документов и пришлёт семье своё постановление в письменном виде.

15 февраля 2017 года, девочку из центра забрала Рушания Ибрагимова, предоставив сотрудникам центра постановление комиссии, где говорится «Об отказе в установлении опеки над малолетней». Позже девочка рассказала Евгению, как у нее изъяли телефон, и как Ибрагимова в своей машине говорила ей: «Мы тебя спасаем, ведь дядя Женя тебя бьёт, вот есть тётенька, которая хочет тебя взять воспитывать». Объяснить свои слова активистам РВС Ибрагимова отказалась.

Сотрудники реабилитационного центра в момент, когда Оксана приехала забирать старшего сына 22 февраля (в этот день должны были забирать и девочку) просили ее расторгнуть с ними договор о предоставлении лечения девочки на основании постановления опеки, Оксана отказалась, тогда сотрудники центра сами расторгли договор, указав дату окончания лечения — момент изъятия девочки. С чем Оксана категорически не согласна.

При этом сотрудники опеки и реабилитационного центра, а конкретно сама Ибрагимова не оповестила Панковых о решении комиссии и об изъятии ребенка, постановление пришло им только через несколько дней.

Насколько законно постановление комиссии органов опеки? В документе указано, что данная семья является для ребенка социально опасной без указания каких-либо подробностей, что, напоминают общественники, полностью противоречит заключению психолога. Опека ссылается лишь на судимости мужа, последняя из которых семилетней давности, по статье 162. ч.3. «Разбой» (судимость Евгению спишут, как только пройдёт последний восьмой год) и на отсутствие жилья в собственности у Оксаны, хотя у неё есть квартира в Стерлитамаке. Заметим, что Диана четыре месяца жила у Панковых, и вдруг семья стала социально опасной.

По мнению юриста и члена Общественной палаты Российской Федерации Людмилы Виноградовой, Оксана Панкова имеет право быть опекуном, поскольку она не судима. «Судимость мужа в данном случае ни при чём. Об этом в Семейном кодексе в ст. 146 ничего не сказано, а порочная практика, которую устроили чиновники, ничего не значит. Во-первых, они не ставят вопрос об усыновлении, когда важна характеристика супруга. Во-вторых, при опекунстве справки на членов семьи не собираются и не принимаются во внимание по закону», — сказала Виноградова.

"Это означает, — говорит Виноградова, — что собирая информацию о муже Оксаны, органы опеки и попечительства не только вышли за пределы своих полномочий, установленных законом, поскольку его характеризующие материалы не являются материалами, характеризующими личность Оксаны, как кандидата в опекуны, но и нарушили российское законодательство о персональных данных, поскольку он НЕ подавал заявления о назначении его опекуном несовершеннолетней и органы опеки и попечительства не имели права требовать справки о его судимости».

После реабилитационного центра девочку забрали в приют города Мелеуз. Начальница отдела образования в администрации Куюргазинского района Лира Терегулова письменно отказала Оксане на просьбу дать возможность посещать ребёнка, ссылаясь на то, что Оксаной не были предоставлены документы, свидетельствующие о родственных связях. Последующие письменное заявление Оксаны, также не возымело положительного результата. В итоге право посещения удалось отстоять в самом приюте.

«Хочется задать вопрос Куюргазинским органам опеки: учитывалось ли мнение ребёнка, изъявившего своё желание быть с Панковыми при составлении постановления об отказе Оксане быть опекуном? Поскольку в п. 2. ст. 146 СК РФ чётко говорится: — «При назначении ребенку опекуна (попечителя) учитываются… отношения между опекуном (попечителем) и ребенком, отношение к ребенку членов семьи опекуна (попечителя), а также, если это возможно, желание самого ребенка», — говорит активист РВС Кирюхин.

Он уточнил, что девочка звонит Панковым и просит забрать ее из приюта, что подтверждается словами заведующей приюта. «Где она будет счастлива? С давно знакомыми и заботящимися о ней с малолетства родными людьми или с чужой тётей, неизвестно откуда внезапно появившейся? И кто ответит за моральное состояние и физическое здоровье ребёнка-инвалида?». — задается вопросом общественник.

Источник: https://regnum.ru/news/society/2265622.html

Последний раз редактировалось Sergey; 17.06.2017 в 17:37.
Sergey вне форума   Ответить с цитированием